Русская сникер курльтура

Хотя российская сникер-индустрия только начинает свой путь, у нее уже имеются свои отличительные черты и особенности.

Как и любой другой город, Москва имеет собственную историю и моду, предстающую как часть культурного прогресса. Молодчиков, связанных с футболом, у нас можно легко узнать: кроссовки вроде Adidas Gazelle, различные поло и кепки/панамки. Рокеры тоже имеют свой собственный стиль: берцы, темная одежда и футболки с эмблемами групп. Таким же образом, скейтеры приобрели тенденцию к определенному стилю одежды: различные Vans, подвернутые Levi’s 501, толстовка, вероятно Thrasher и рюкзак от Nike SB.

Несколько лет назад в Москве, определить чью-то политическую позицию, предпочтения в музыке и любимое место тусовки можно было по тому, во что они были одеты. То же самое вероятно и в настоящее время, но в меньшей степени. Некоторые тенденции в России больше не принадлежат нишевым сообществам, границы стираются. Но в с кроссовками все по-другому – они превратились в отдельную субкультуру, которая существует сама по себе.

Мы пообщались с тремя известными российскими сникерхэдами — Владимиром Веселовым, коллекционером Nike; менеджером по продукции Vans Russia, Павлом Коваленко и соучредителем FOTT Сергеем Таниным, чтобы узнать, как же на самом деле обстоят дела на сникер-арене.

 

Что отличает российскую сникер-культуру от сникер-культур других стран?

 

Владимир Веселов: Сникер-движение в России еще очень молодо. Во времена СССР, можно было купить кроссовки только на «черном рынке», потому что большинство иностранных товаров продавались с рук и только для тех, кто хотел выглядеть модно и мог себе это позволить. В те времена, кроссовок было очень мало не только в Москве, но и других крупных городах, а сникер-культура была не востребована.

 

Около 10 лет назад, люди предпочитали классическую обувь, а кроссовки использовались исключительно для занятий спортом. Затем наступил новый этап в восприятии культуры кроссовок, когда около пяти лет назад начали появляться новые магазины, вроде Frontline и Seven Boardshop. Они первыми стали продавать Nike SB в России, и это стало ключевым моментом для сникер-культуры.

 

Сегодня чувствуется приходящее из Интернета влияние запада, фанатских мировоззрений, граффити сцен и хип-хопа в формировании местных сникер-культур – собственно, так же, как и везде в мире.

 

Павел Коваленко: Москва и Санкт-Петербург — два самых прогрессивных города в России, если говорить о культуре кроссовок. Кроме того, скейт-бренды становятся все более популярны. В России одновременно с остальным миром, люди, несвязанные со скейтбордингом хотят носить кроссовки для катания из-за их внешнего вида. Для таких любителей, бренды создали специальные линейки, как Vans Vault OTW и Vault by Vans; DC и Etnies тоже выпускают подобную обувь.

 

Сергей Танин: Если сравнивать Россию, и в частности в Москву, с США, основным отличием является интерес к terrace-культуре (известная как «кежл-культура») и беговым кроссовкам, а вот интерес к баскетбольным ретро-кроссовкам не так высок. В конце 90-х годов, большая часть моды, культуры и музыки оказалась под влиянием футбольных фанатов и любителей terrace. Например, FOTT родился от футбольной субкультуры и расшифровывался как “fashion on the terraces”.

 

Как российская сникер-культура изменилась за последние годы? Становятся ли кроссовки менее востребованными из-за на экономического кризиса?

 

ВВ: Некоторые моменты все же указывают на то, что сникер-рынок процветает. Во-первых, местное сникер-сообщество, наконец, формирует собственную культуру за пределами иных субкультурных объединений. В этом году у нас был первый SneakerCon, есть местные ребята из сообщества Sneakershot, создающие крутой контент и есть Maggi, который делает невероятные кастомы (та или иная вещь, переделанная или переоформленная, которая существует в единственном экземпляре, данном случае — кроссовки).

Кроме того, существует рынок для перепродажи кроссовок. В день ограниченного выпуска, люди стоят в очереди по нескольку часов, ну, как и везде в мире.

Все это наталкивает молодёжь на выбор кроссовок в качестве повседневного атрибута, и они в принципе не рассматривают что-то другое.

 

ПК: Экономический кризис повлиял на весь рынок, хотя кроссовки по-прежнему одни из самых продаваемых продуктов. Просто нужно присмотреться к московским улицам – и вы заметите обилие беговых кроссовок, а также теннисных моделей, разумеется, есть много скейтерской обуви. Например, гуляя по центру города, вы не проведете и 10 минут, не увидя Old Skool’ы. Девушки обожают их.

СТ: Во время экономического спада, кроссовки помогли некоторым ритейлерам (розничным продавцам) остаться на плаву. Вообще неважно, какой магазин это – с товарами премиум-класса или низкой цены. Не секрет, что кроссовки играют важную роль в продажах для таких брендов, как Chanel, Valentino, ЦУМ и тд

Для современных магазинов, как FOTT и Brandshop, кроссовки стали важнейшими товарами. Виной этому поднявшаяся цена на импортные бренды из-за понижения курса рубля. Кроссовки, однако, несильно возросли в цене потому, что компании и российские дистрибьюторы Adidas и Nike пошли на риск снижения прибыли, и подняли цены только на 10-15%.

 

Для сравнения, куртки Stone Island и все импортные товары стали в два раза дороже. Успех кроссовок вероятно связан c интересом мировых компаний на российском рынке.

Интересует ли людей история создания кроссовок, дизайн и культура, которая стоит за ними?

ВВ: Сникер-аудитория довольно велика, но большинство новичков особо не хотят вдаваться в подробности культурного фона,они просто считают кроссовки чем-то модным и крутым. Но у настоящих ценителей есть реально много возможностей для исследования культуры не только в интернете, но и вживую. У нас есть удивительные ребята, которые делятся своими рассказами, историями дизайна и создания кроссовок.

Сейчас появляется все больше людей, которые хотят знать больше о нашей культуре. Прекрасным примером был юбилей Air Max 95 в прошлом году, когда мы рассказали больше об этой модели, как раз после этого 95ые максы стали популярными, хотя пару лет назад модель вообще не воспринималась из-за сложной и оригинальной конструкции, поэтому очень немногие могли оценить эти кроссовки.

ПК: Большинство просто покупает внешний вид. Они открывают зарубежные сайты и смотрят на неординарных ребят в черных или белых Old Skool’ах и тишках THRASHER. Да они даже не знают, что Thrasher — это скейтбординг-журнал, которому уже 25 лет(!), а что Vans — это бренд, который создал первую обувь для скейтбординга. Девушки просто хотят футболку с «огненными буквами» на ней. Вот и все.

СТ: В среднем, ежемесячная зарплата в России составляет $330. Не имеет значения, насколько сильно вы хотите купить кроссовки, вы просто не сможете позволить себе купить много. Вот почему людям приходится серьезно подумать, прежде чем покупать новую пару. Сейчас в России появилось много молодых реселлеров, и кажется, что эти молодежь совсем не заботит продукт и его история.

______________________

 

Большинство людей в Москве носят классические кроссовки. Почему новые модели не на столько же в ходу?

ВВ: Я думаю, это связано с идеей смешивания действительно инновационных силуэтов из ежедневного гардероба, что очень немногие люди могут сделать действительно хорошо. Большинство людей просто купят Air Force 1 или что-то подобное, потому что они могут носить их каждый сезон. Чтобы понять и оценить инновационные технологии нужно много времени.

Пришедшая всего несколько лет назад, технология Flyknit сегодня везде — и дизайнеры начинают выходить за рамки традиционного восприятия Flyknits, это больше не просто ультра-удобная обувь для лета; теперь мы знакомимся с Flyknit Shield – для защиты от мороза и суровых зимних месяцев.

Другой пример, Shox. Раньше они мне не нравились, но теперь я ценю их дизайн, технологии, историю и их интересный вид.

 

ПК: Это не совсем правда, но мы все считаем технологичные кроссовки следующим этапом. Только вспомните, 2000-е в России, когда дети носили массивные скейтерские кроссовки, с массивной шнуровкой и различными технологиями. На ум приходят Es, Etnies и Emerica, ведь именно они придумывали новые амортизационные системы.

 

Следующим шагом для в развитии скейтерской обуви является возвращение «массивных» силуэтов в новых коллаборациях. Просто посмотрите на Dime х Vans Fairlane или на Nyjah Huston DC Shoes скейтерская про-модель, которая выпущена в прошлом году.

Но на данный момент, можно пойти на споты Москвы и увидеть райдеров в чем-то вроде Nike SB Koston 3 с технологиями Lunarlon и Flyknit, которые были взяты из беговых моделей Nike.

В Россию, и в первую очередь в Москву, массивные модели скейт-обуви вернутся в 2018 году то же самое и с моделями” rubber-toe” (с резиновыми носками) – сейчас они у нас не очень популярны, но точно притянут больше взглядов в 2017.  Сникер-тенденции прибывают к нам немного позже, чем в Лондон или, например, в Нью-Йорк, но молодежь постоянно следит за новшествами в стиле крутых скейтеров Palace или Supreme.

 

СТ: И в Берлине, и в Копенгагене, вы увидите то же самое, что 70% аудитории носят классику, типа Стэн Смит. Люди готовы к переменам, но они не происходят мгновенно. Мне нравится, что в Москве, многие постепенно переходят к классике.

Где вы покупаете кроссовки?

ВВ: Если ищу ретро или какие-то старые выпуски, выбираю eBay. Из местных магазинов нравятся Sneakerhead, BELIEF, Mint и Kixbox.

ПК: Последней моей покупкой были Adidas Trimm TRAB от size? В Лондоне. Люблю классические Adidas, иногда охочусь за ними на eBay. В России трудно найти Adidas Kegler Super или Forest Hills, поэтому беру их заграницей. Кроссовки для катания, у меня, как правило, Vans, беру их в Boardshop № 1.

СТ: Большинство моих кроссовок из FOTT’а. Некоторые редкие пары, недоступные в России, заказываю где-нибудь в интернете. Одними из таких, были Coca-Cola х Adidas Climacool и Primeknit EQT.

 

 

 

В плане денег, может ли большинство позволить себе кроссовки?

ПК: До кризиса среднестатистический россиянин мог купить около пяти пар за сезон, теперь — две-три. Я думаю, прошлое потребление ещё вернется.

СТ: Людям приходится хорошенько подумать, прежде чем тратиться на обувь, потому что уровень дохода в среднем не столь высок. К ноябрю 2014 г. рубль подешевел почти вдвое, соответственно и импортные товары стали в два раза дороже.

Какие бренды и модели самые популярные в России?

ВВ: Nike Air Max 95 очень тепло приняты молодежью, как Air Max Plus TN. Очень много людей разных возрастов носят основные модели Air Max. Можно упомянуть также Roshe One, многие ценят их за комфорт и стоимость. Зимой часто на ногах видно и Nike Sneakerboots, которые идеально подходят для суровых погодных условий нашей страны.

 

ПК: На улицах вижу много Vans Old Skools и Converse Chuck Taylor. Adidas NMD и Hamburg тоже одни из самых востребованных. Также есть большое количество Nike Huarache, недорогих New Balance, вроде 574 и разных Джорданов.

Что касается выбора обуви для катания, как ни удивительно ребята выбирают обувь из крупных компаний. Наиболее популярной является про-модель Stefan Janoski, потом идет модель с резиновым носком, как Vans Style 112, Adidas Matchcourt и Nike SB All Court.

 

СТ: Молодежь в возрасте от 15 — 22 в основном носит Nike. Подростки всегда хотят отличаться, обувью тоже, и Adidas как раз такой, в плане маркетинга, конечно. В интернете довольно много рекламы от трех полосок, она говорит, как их продукт крут; компания организовывает разные события и тусовки, но это все не пробуждает бурного интереса в головах молодых клиентов.

Люди постарше носят в основном Adidas, потому что мы родились на пороге 80-х и 90-х годов. Кэжл-культура тоже повлияла на предпочтения, но в настоящее время молодое поколение начинает обращать внимание на Vans и скейтерскую обувь.

_____

 

 

Как в России определяют, кто настоящий сникерхэд, а кто — нет?

ВВ: Вообще, у нас разные сникерхэды бывают: это либо молодежь, которая только — только начинает погружаться в сникер-культуру, либо 25-30+ парни, который в этой культуре давно и не будут носить редкие кроссовки из своих коллекций, и кто носит кроссовки в сочетании с премиум-брендами.

В отличие от запада, у нас нет тесной связи сникер-культуры и хип-хопа, так что здесь так часто не увидишь парней в мешковатых футболках Supreme и Джорданах.

ПК: В России настоящие приверженцы сникер-культуры такие же, как и в других странах. Юные же хотят иметь редкие и оригинальные кроссовки, которые выделят их из толпы.

СT: Я бы разделил это понятие на категории. 1) парни, которые интересуются футболом и культурой, связанной с ним: узкие джинсы, Adidas Trainers и куртка от бренда, вроде Stone Island. 2) Просто модники. Они скупают все новые релизы, от Джорданов и до Supreme. Они знают, что бренды, типа Hood By Air и Off-White популярны, поэтому и носят их. Вы можете встретить таких парней везде, и Гонконге, и Лондоне.

3) И, наконец, просто хорошо одетые ребята. Они не хотят быть жертвами моды; носят лаконичные классические модели, вроде Стэн Смит, куртку хорошего качества и джинсы. Не одержимы кроссовками, но подобранная пара, по-прежнему является важной частью ежедневного лука.

 

Как в России обстоят дела с перепродажей кроссовок?

ВВ: В течение последних лет, реселл быстро развивался, и это очень хороший знак с точки зрения сникер-индустрии и развития рынка. Часто вижу, как люди проводят по нескольку дней перед магазином, чтобы купить заветные кроссовки, а затем их просто взять и перепродать.

ПK: Сникер-рынок России довольно молод, но прогрессивно развивается, и то же самое с перепродажей. Если рубль станет более стабильным, ситуация привлечет больше внимания. Все больше и больше людей будут вовлечены в игру.

СT: Российские реселлеры и реселлеры других стран очень похожи. Такое явление существует, но не так распространено, как в США или в Европе.

Востребованы ли Adidas YEEZY Boost в России? А много вообще поклонников творчества Кани Уэста?

ВВ: Очень часто можно заметить YEEZY на улицах, большинство из которых являются фэйками. Конечно и у нас, среди молодой аудитории, есть поклонники Кани, но мне кажется, в Москве вокруг него нет такого большого ажиотажа.

ПK: Лично я не люблю YEEZY. На улицах Москвы просто кучи поддельных Йизи буст. Думаю, Вест популярен в России, но я не фанат его творчества. Для меня истинный хип-хоп — это хип-хоп 90-х годов, но это все-таки Кани отлично подходит для Adidas. По-моему, благодаря ему, адидас очень доволен продажами.

СT: У нас такая же ситуация, как и в других странах — большие очереди и реселлеры. Для знающих людей, Канье является своего рода карикатурой. Если я вижу кого-то в Yeezy Boost, я не воспринимаю его или ее всерьез. Те, кто носит YEEZY, должны делать это с какой-то иронией. Но зачастую их носят пустоголовые люди, знаменитости и медийные дураки. То же самое в России.

 

Как насчет модели NMD от Adidas? Пользуется ли она популярностью?

 

ВВ: Можно уверенно сказать, да, пользуется. Эти кроссовки вполне доступны по цене, и очень хорошо прорекламированы.

 

ПK: Они сейчас везде, но по мне, это бредовые кроссовки. Идея смешения классических моделей с современными технологиями сейчас очень распространена, так компании и создают новые модели. NMD вобрали в себя понемногу от Micropacer, Boston Super и Rising Star, к тому же оснащены технологиями Boost и Primeknit.

СT: Недавно в Берлине Adidas запустили три новых колорвэя NMD, но в России их появилось гораздо больше. Наш рынок вообще не был готов к этому. Уже с самого начала люди не воспринимали эту модель как что-то уникальное.

Что самое худшее в русской сникер-культуре на сегодняшний день?

ВВ: Тонны подделок и мало осведомленности о культуре кроссовок. Грустно осознавать, но кажется, что за пределами Москвы и Санкт-Петербурга, большинство людей никогда в жизни не слышали о сникер-культуре.

ПK: Трудно найти человека, который покупает кроссовки, потому что он реально заинтересован в дизайне, или в истории пары. Большинство людей покупают определенные модели, потому что остальные так делают, и YEEZY являются хорошим примером, но большинство 350 (YEEZY Boost 350), что мы видим на улицах Москвы, являются поддельными.

СT: Сегодня все постоянно торопятся. У людей часто нет времени, чтобы оценить продукт, его историю и дизайн. Слишком много всего. Да и многие бренды пытаются заставить клиентов покупать их продукт без какого-либо знания о нем.